Политика

Эксперт-мониторинг событий с 17 по 24 марта 2023 года от АНО "Минин-центр"

24 марта 2023 19:11  [1759] Политика

НИА "Нижний Новгород" - Ирина Отмахова

Эксперты "Минин - центра" анализируют события уходящей недели, влияющие на социально-политическую ситуацию в России и Нижегородской области, в которых проявляются долговременные тенденции.

Федеральная тема – Москва и Пекин двигают мир к переменам

Эксперт "Минин – центра", к.и.н., доцент ННГУ им.Н.И. Лобачевского Сергей Кривов отмечает, что с 20 по 22 марта 2023 года состоялся визит в Москву Председателя КНР Си Цзиньпина. Это стало его первым официальным визитом после переизбрания на третий срок, что само по себе беспрецедентно в новейшей китайской истории. Очевидно, что в российских и мировых медиа распространяются различные трактовки этого события: от триумфа российской дипломатии до "оформления российского вассалитета по отношению к Китаю". Учитывая сложность дипломатических протоколов и этикета, изощрённость и вычурность формулировок официальных заявлений, а также значительной роли "закулисного" формата общения, рядовому обывателю как правило трудно разобраться в нюансах и перипетиях такого рода событий, что порождает невероятное многообразие трактовок.

Ясно, что основным событийным фоном явилась специальная военная операция, которая окончательно приобрела позиционный характер. Стало понятно, что никаких глубоких прорывов ни с той, ни с другой стороны не будет, поскольку для этого необходимо кратное превосходство над противником по всем компонентам, а при современных методах и средствах разведки даже при наличии достаточных ресурсов создать необходимые ударные группировки скрытно для противника практически невозможно. Поэтому стороны перешли к тактике формирования своеобразных «котлов» на подобии бахмутского. По мнению российской, стороны, это "сжигает" украинские резервы и не позволяет сосредотачивать силы на наиболее критических направлениях. Примерно сходную версию с противоположным по смыслу содержанием выдвигают и украинцы. Вряд ли кто-то из экспертов обладает достоверной информацией о соотношении резервов и о точных потерях сторон. Однако отметим, что для Киева наступление является более приоритетным, поскольку украинские власти чётко обозначили в качестве экзистенциальной цели выход "на границы 1991 года", а не достижение этого станет для них очевидным поражением. Кроме того, практически всеобщая мобилизация продолжается там уже более года. Это значит, что украинское общество в большей степени, чем российское вовлечено в перипетии событий на фронтах, а уровень его претензий к власти на порядок выше. Исходя из этого, можно предположить, что именно украинская армия лишена свободы маневра и фактора времени, что затрудняет более оптимальное использование ею наличных резервов, включая поставляемое из-за рубежа вооружение и боеприпасы, а также прошедших подготовку военнослужащих.

Очевидно, что тема Украины и должна была стать центральной в ходе переговоров, тем более что накануне Китай опубликовал свои "12 пунктов" по мирному разрешению конфликта. Однако основной и вроде бы вполне уместный пункт об «уважении суверенитета всех стран» вызвал очевидные разночтения. Действительно, в настоящее время Крым, Севастополь, ДНР, ЛНР, Запорожская и Херсонская области по Конституции являются частью Российской Федерации, что оспаривается Украиной и её союзниками. Возникает вопрос, распространяется ли принцип уважения суверенитета и на «новые российские территории». В этой связи китайская позиция недалека от российской риторики, призывающей вести переговоры с учетом "тех реалий, которые складываются на текущий момент". Тем самым, очевидно противоречие с позицией Украины о безусловном выводе российских войск с её территории, причем в украинском видении собственной территориальной целостности. Другое дело, что на Западе принцип "территории в обмен на мир" не является маргинальным, а рассматривается как один из рабочих вариантов переговорной повестки. Поэтому нельзя однозначно утверждать, что Китай выразил косвенную поддержку переговорной позиции РФ, а не попытался встать над конфликтом и выступить в роли арбитра на потенциальных переговорах РФ с Западом. Ясно, что после саудовско-иранского соглашения, где Пекин выступил в роли посредника, такая международная роль вполне отвечала бы амбициям китайского руководства.

Многие ожидали некой институционализации партнерства РФ и КНР в рамках военно-политического союза. Однако такой сценарий маловероятен. Более того, в совместном заявлении РФ и КНР от 21 марта 2023 г. четко прописано, что их отношения не носят характера военно-политического союза. Действительно, заключая формальный союз, любая сторона принимает на себя обязательства по отношению к другой. Имея довольно непростые отношения с НАТО в Европе, РФ в таком случае рисковала бы столкнуться и с AUKUS, который создавался, прежде всего, с целью сдерживания КНР, да ещё и в удаленном для себя Тихоокеанском регионе/ При этом не надо забывать, что и за пределами этого военно-политического союза у Китая существуют очень серьёзные трения с Японией, Южной Кореей, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией и, наконец, с Индией. С некоторыми из них Россия имеет в целом довольно неплохие отношения, например, с Индией, Вьетнамом, а в последнее время и с Малайзией. Ясно, что формальный российско-китайский союз поставит перед российской дипломатией много достаточно трудных вопросов. Наконец, институциональный формат ШОС и БРИКС вполне устраивает Москву, позволяя сглаживать возможность одностороннего китайского вектора своей внешней политики.

Также на этом фоне активно муссируются разговоры о передаче Китаем России вооружений и боеприпасов. Ещё 19 февраля Энтони Блинкен предупредил Пекин о недопустимости таких поставок, что косвенно подтверждает, что такие переговоры могли идти. Однако ситуация здесь сложнее, чем это может показаться. При всех достижениях китайского ВПК большая их часть приходится на военно-морские силы и авиацию, то есть те виды вооружений, которые либо не задействованы, либо задействованы ограниченно в ходе СВО и у России явно нет в них острой потребности. Проблема же перевооружения сухопутных войск в КНР стоит очень остро, поэтому крупные поставки каких-либо современных вооружений выглядят проблематично. Передаваемые на хранение танки Тип-59 и Тип-69 являются уже устаревшей моделью на базе советского Т-55, а их использование порождает дефицит запчастей и дополнительную потребность в боеприпасах 100-мм калибра. Сомнительными на этом фоне выглядят и разговоры о передаче китайских, или даже северокорейских боеприпасов. Нынешний конфликт показал, что тактического успеха достигает сторона, обладающая большими запасами снарядов, а для Пекина и Пхеньяна при наличии массы потенциальных конфликтов вопрос о таком наличии становится как нельзя актуальным. Другое дело, что КНР, как и КНДР, не участвовали в полномасштабных боевых действиях, а значит многие их вооружения, включая самые современные, не имеют опыта боевого применения. Не исключено, в этой связи, что между военными ведомствами есть переговоры относительно возможной «обкатки» отдельных образцов вооружений, но говорить об этом предметно, учитывая закрытость информации сейчас нельзя.

Что же тогда на самом деле произошло во время визита Си Цзиньпина в Москву? В самый первый день китайский лидер обмолвился о выборах 2024 года и участия в них лично Путина. Накануне визита Си в Москву 17 марта Международный уголовный суд в Гааге выдал ордер на арест Путина и российского омбудсмена по правам детей Марии Львовой-Беловой. Событие вызвало резонанс в мире и, по распространенному мнению, было "приурочено" к визиту китайского лидера. Сам по себе факт выдачи такого ордера не означает признание виновности в каких-либо деяниях, а является распространенной практикой выбора меры пресечения. Однако, принимая во внимание, что таковая мера направлена на руководителя государства с самым большим ядерным арсеналом в мире, а также развернутую кампанию по диффамации как в отношении РФ, так и в отношении лично Президента, факт не мог остаться незамеченным. В этой связи китайский лидер, с одной стороны, показал отсутствие международной изоляции РФ, лично поддержав при этом Путина, а с другой стороны, поднял градус отношений с Вашингтоном, где ещё в ноябре 2021 года заявили, что не признают легитимность возможного пятого срока президентства Путина.

Второй момент - это подписанные документы. С одной стороны, можно сказать, что они носят декларативный характер, а некоторые даже повторяют формулировки подобных соглашений прошлых лет. С другой стороны, наполнение конкретным содержанием - это задача переговоров в формате премьер-министров и профильных ведомств. Нужно сразу сказать, что как правило, такие переговоры между китайцами и россиянами носят очень сложный характер. Но здесь нужно обратить внимание на один нюанс: все договоренности предполагают временные рамки до 2030 года. По сути второй по значимости из 14 подписанных документов это "Совместное заявление Президента Российской Федерации и Председателя Китайской Народной Республики о плане развития ключевых направлений российско-китайского экономического сотрудничества до 2030 года". Если на Западе и на Украине в публичном пространстве постоянно говорят о поражении России и чуть ли не обсуждают послевоенную судьбу РФ, то Китай четко продемонстрировал, каким он видит результат текущего конфликта. Не надо забывать, что 2030 год - срок ещё одного шестилетнего президентского срока в России.

Наконец, одновременно с этим в Киев совершил визит премьер-министра Японии Фумио Кисида в Киев. Так, по итогам этого визита было подписано совместное заявление с "серьезной обеспокоенностью" по поводу ситуации в Восточном и Южно-Китайском морях и решительным возражением против «любых односторонних попыток изменить статус-кво силой или принуждением». Очевидно, что это явный намёк на Тайвань, а это значит, что Китаю дают четко понять, что Украина не будет воспринимать возможное посредничество Китая в качестве внешнего арбитра в рамках гипотетических переговоров с Россией.

Таким образом, очевидно, что визит Си Цзиньпина вряд ли стоит всерьез рассматривать как некий знак внимания к "младшему брату". Китай не в меньшей степени, чем Россия отягощен наличием очевидных противоречий со многими ключевыми игроками как регионального, так и глобального масштаба. Очевидно, что китайская экономика гораздо больше завязана на транснациональную кооперацию, а это означает, что Пекин должен быть гораздо осмотрительней и осторожней в ходе переформатирования мирового порядка. Совместный характер заявлений о недопустимости односторонних санкций и вмешательства в суверенные дела отдельных государств является очевидным намёком на попытки стать выразителями мнения всего незападного мира, где существует очевидный запрос на пересмотр такого рода односторонних действий со стороны коллективного Запада.

Федеральная тема – Когнитивные войны и образ победы

Эксперт "Минин – центра", руководитель исполкома Нижегородского регионального отделения ОНФ по Нижегородской области Алексей Алехин считает, что существующее противодействие с коллективным Западом идет не только на физическом уровне, но и на уровне ценностей, на уровне идеологий. Правильнее будет сказать, что даже в первую очередь на уровне идеологии, а физическое противостояние – лишь один из инструментов достижения образа будущего нашей страны. Один из вариантов такого будущего мы начинали строить в 90-е: сателлит, управляемый извне, стыдящийся себя и своей истории, ориентированный на западные ценности. Альтернатива – страна свободная от такой зависимости. Проблема заключается в том, что отрицания чужого недостаточно, необходима понятная формулировка самодостаточного образа, который может увлечь не только граждан своей страны, но и давать чёткие сигналы вовне. Справедливость, антиколониализм, традиционные ценности – важные элементы, но четкого прописанного образа будущего, причем принятого большинством граждан России, у нас сейчас нет. А для того, чтобы победить в войне идеологий, когнитивной войне, образ победы необходим.

С начала года принял участие в трех мероприятиях, которые каждое по-своему были направлены на формулирование такого образа будущего. Первое мероприятие - диалог "Русский культурный код: актуальное прочтение".

Второе - конференция добровольцев тыла "Освобождение Донбасса. Все для Победы. 1943-2023". Третье – "Медиадронница", форум, посвященный технологиям информационной и когнитивной войны.

В "Русском культурном коде" принимал участие Сергей Геннадьевич Новиков - начальник Управления Президента РФ по общественным проектам. Говорил в том числе про необходимость идеологии для России. Часто считают, что у нас запрещено иметь идеологию по Конституции. Это не так - иметь идеологию можно, нельзя иметь государственную или обязательную (ст.13). Состоявшаяся встреча – одна из цикла, посвященного формулированию культурного кода, который может стать основой нового образа будущего.

Иностранные консультанты, которые работали над составлением Конституции России в 1993-м, сделали "закладку": мы не можем поменять пункт, касающийся идеологии. После "Культурного кода", встречи, безусловно, и интересной, и полезной, у меня утвердилось понимание, что эти консультанты, сами не зная того, сослужили нам хорошую службу.

У российского общества сейчас большой запрос на переосознание, кто мы и куда идем. Несмотря на это то, что мы не можем принять идеологию быстро и директивно – для нас благо. Любая стратегия, которая разрабатывается извне, не будет принята сотрудниками организации. Любая идеология, которая не вызрела, не родилась в ходе дискуссий, дебатов, обсуждений со всех сторон - обречена на провал. А в условиях текущего противостояния с коллективным Западом второго шанса у нас может и не быть. Потому перед принятием новой государственной идеологии таких встреч должно быть даже не сотни - тысячи.

Такими дискуссиями стали конференция «Освобождение Донбасса» и форум "Медиадронница". Абсолютно не случайно на "Медиадроннице" в технопарке "Сколково" самой массовой секцией стали не "Технология" и "Волонтерство", а "Философия". Самое мощное оружие в когнитивной войне – культура и философия. Именно они могут не только объединить Россию, но и привлечь к нам в качестве союзников другие страны. А объединение России – одна из важнейших задач. По меткому выражению Александра Любимова, организатора "Координационного центра помощи Новороссии" и соорганизатора "Медиадронницы", у нас сейчас есть минимум четыре России: Россия столичная, Россия глубинная, Россия уехавшая и Россия воюющая. Я бы говорил не столько про Россию воюющую, даже если мы говорим про когнитивные войны, сколько про Россию деятельную.

Одним из самых ярких событий "Медиадронницы", информационные волны от которого широко разошлись по миру, стала пикировка Игоря Ашманова и Марии Захаровой, официального представителя МИД России. Ашманов озвучивал тезисы, которые зал встречал аплодисментами: нам необходим «Государственный комитет обороны» и «Совинформбюро». Конашенков - замечательный генерал, но на роль "Левитана" он подходит не лучшим образом. Что у нас нет того, кто мог бы доводить до людей и информацию о происходящем, и смыслы событий, какими бы они ни были. Захарова возражала, что тогда мы уйдем от свободы слова, что делается очень много: МИД, например, в условиях отсутствия инструментов доведения информации максимально улучшает работу с существующими каналами, будь то свой сайт или Рутьюб, который, вообще-то, слабая аналогия Ютьюба, но последний блокирует пророссийский контент.

Сказала она и, на мой взгляд, ключевую фразу - у нас сейчас нет центра, который скажет, как побеждать. Победа – дело каждого на своем месте: надо придумывать самим и делать. Кто-то плетет сети, кто-то возит гуманитарку, а кто-то просто более качественно трудится на своем рабочем месте и помогает финансово.

В том числе и про примеры таких действий плотно говорили на прошедшей чуть ранее конференции "Освобождение Донбасса". Поражает широта охвата тем, которые самостоятельно инициировали и успешно ведут добровольцы тыла: от изготовления тележек для раненых и перископов до пропаганды. Очень актуальны и востребованы темы популяризации действий волонтерских групп и темы организации взаимодействия групп между собой. Уверен, что такие встречи в ближайшее время продолжатся.

Очевидно, что победа в когнитивной войне возможна только в случае максимального расширения той самой деятельной России, включения в осознанные действия фактически каждого. Важно совмещение локальных физических действий с совместным обсуждением образов будущего, культурных кодов и идеологии. И их совместная реализация. Сейчас других вариантов у нас нет.

Муниципальная тема – Новые нормативы градостроения в регионе

Эксперт "Минин-центра", руководитель представительства Российского Союза строителей в Нижегородской области, генеральный директор ГК "ННДК" Михаил Иванов отмечает, что в Нижегородской области утверждены изменения в региональные нормативы градостроительного проектирования (РНГП). Новый документ устанавливает обязательные требования для застройщиков при новом строительстве и реконструкции объектов капитального строительства.

Разговоры о необходимости корректировки региональных нормативов шли давно, этот вопрос активно обсуждался на всех уровнях власти, в том числе и с профессиональным сообществом, и в рамках заседаний экспертных советов, и отраслевых деловых объединений, также он был и под личным контролем губернатора.

Впервые в Нижегородской области в требованиях для застройщиков появилось понятие "двор без машин". Особый акцент сделан на безопасность, комфорт и повышение уровня жизни, что подразумевает благоустроенные дворы в новых ЖК с детскими и спортивными зонами, развитие инфраструктуры. Все это будет закладываться при проектировании новых жилых комплексов.
В документе есть два ключевых момента. Один касается нового подхода к размещению парковок, второй - увеличению плотности застройки.

Начнем с коэффициента плотности застройки. Это отношение площади всех этажей здания по внешнему абрису к площади участка. На незастроенных территориях по новым нормативам коэффициент 1,2 повышается до 1,5, а для проектов комплексного развития территорий (КРТ) он может быть еще выше. Так как экономика инвестиционно-строительных проектов на свободных территориях и на застроенных с необходимостью расселения, отличается, то было необходимо предусмотреть дополнительную возможность для повышения маржинальности этих проектов. Для комплексного развития территорий новыми нормами введена возможность повышения плотности до уровня 3,0.

И это в настоящее время очень актуально, так как свободные территории в границах городов заканчиваются, а присоединять новые территории не всегда оправдано, поскольку это ведет к большей транспортной нагрузке, а также к необходимости строительства дополнительных коммуникаций, что в будущем увеличивает их износ, который и так велик. Поэтому увеличение коэффициента плотности застройки оптимальное решение.

Второй принципиальный момент – это парковки. В основном используется три механизма расчета парковок. Это расчет на 1000 жителей, расчет по количеству квартир и расчет, исходя из площади. У нас ранее действовал норматив исходя из количества квартир, то есть раньше застройщик был обязан предусмотреть парковочное пространство из расчета 0,7 машиноместа на одну квартиру. На мой взгляд, это была не совсем объективная система, потому что, например, в домах бизнес-класса и выше, безусловно, уровень автомобилизации проживающих там людей выше, чем, например, в комфорте или стандартном жилье. Соответственно, в подавляющем большинстве существует корреляция и с площадью одной квартиры, потому что в домах стандарт или комфорт-класса площадь квартир значительно меньше. Особо отмечу, что именно такие квартиры используются и для переселения из ветхого и аварийного фонда. Как я уже сказал, сейчас в новых нормативах расчет количества парковочных мест привязали к площади лота, и это создает саморегулируемую систему, а в стандартном классе дает возможность более эффективно использовать территории и фактически стимулирует строительство доступного жилья, в том числе и для расселения аварийного фонда. В целом эти изменения, на мой взгляд, повлияют на ситуацию положительно.

Поделиться: